• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Литература (список заголовков)
09:07 

О словах

Слова могут менять значение: например, слово «вратарь» когда-то обозначало привратника и не имело никакого отношения к спорту, «синий» некогда обозначало «яркий, блестящий». А слово «супруги» всего-навсего обозначало «идущие в одной упряжке», «соратники» и не имело отношения к браку.
Слова могут забываться и заменяться другими словами. Сейчас мало кто помнит, что такое чело, очи, ланиты, шуя, десница и зеницы. Эти слова относятся к архаизмам, хоть и по-прежнему встречаются в поэтической речи, вместе с устарелостью приобретя оттенок возвышенности.
Но со словами могут происходить и более страшные вещи. Они истаскиваются. Превращаются в штамп.читать дальше

@темы: Точка зрения, Наблюдения, Мысли вслух, Литература

10:00 

День рождения. Николай Гумилев



И кажется — в мире, как прежде, есть страны,
Куда не ступала людская нога,
Где в солнечных рощах живут великаны
И светят в прозрачной воде жемчуга.

С деревьев стекают душистые смолы,
Узорные листья лепечут: «Скорей,
Здесь реют червонного золота пчелы,
Здесь розы краснее, чем пурпур царей!»

И карлики с птицами спорят за гнезда,
И нежен у девушек профиль лица…
Как будто не все пересчитаны звезды,
Как будто наш мир не открыт до конца!


@темы: Стихи, Литература, Люди

14:26 

Элеонора Раткевич. Деревянный меч. Рукоять меча. Меч без рукояти.

Писатели делятся на тех, кому удаются подонки и негодяи, и на тех, кому они не удаются. Э. Раткевич относится ко вторым. Ей непонятно, как нормальный человек может быть мерзавцем. Поэтому все мерзавцы у нее патологические. Это маниакальные властолюбцы, спившиеся садисты или попросту безумцы. Ясно, что таких мерзавцев сам бог фабулы велел мочить, чем положительные герои и занимаются. В общем, книги Э. Раткевич предсказуемы: там сразу видно — вот беленький положительный герой, вот черненький негодяй и хороший добрый дядя плохого дядю как-нибудь непременно да ухлопает. По-моему, герои книги, чтоб вызывать по-настоящему сочувствие и сопереживание, должны находиться в поле равновероятных плохих и хороших исходов, то есть читатель не должен сразу знать, будет у героя все о’кей или ждут его полные кранты. Если это правило не выдерживается, читать становится неинтересно. Э. Раткевич, видимо, очень добрый и хороший человек, поэтому она не любит делать своим героям больно. И читатель скоро усваивает эту авторскую особенность и понимает, что с сопереживанием и просто с переживанием можно особенно не париться, все равно все хорошие уцелеют, все излечимо-плохие будут наставлены на путь истинный, а неизлечимо плохие прихлопнуты, чтоб, значит, не поганили своим существованием реальность. Поэтому книги по-настоящему проблемной у Э. Раткевич не получается. Ее романы – это, по сути, не романы, а… даже не знаю, как это назвать… В них нет проблемы. Очень смешной получается феномен. Проблема оглашается… о ней вроде как говорится… но психологически она отсутствует, потому что у Э. Раткевич не бывает полуправильного решения, а оно может быть только либо правильным, либо не правильным. В общем, отсутствует промежуток, где все решения одинаково неправильны… или одинаково правильны.

Отдельно хочется сказать о психологии героев. Я могу предположить, что она представляется мне неубедительной, потому что я плохо знаю японскую культуру. Но… А почему книги Ле Гуин, в которых она моделирует несуществующие цивилизации и описывает бытие человека в них, не вызывают такого непрерывного раздражения и все психологические финты персонажей представляются вполне убедительными?

 

А вообще книги добрые…


@темы: Книги, Литература, Точка зрения

Равновесие и умеренность

главная